Падёж всего, что может пасть

Эх, страна моя беспробудная. Раньше о России – или с пафосом, или никак. А теперь – или с сарказмом, или никак. Пусть второе – если это поэзия, а не НТВ. Юрий Татаренко вовсе не считает, что гражданином быть обязан. Он прежде всего поэт, но поэт, который не витает в небесах, а твёрдо стоит на земле. И, заглядываясь на звёзды, с интересом и пристрастием смотрит по сторонам. Там «с тележкою ашановской сравнится Эверест», но мир Татаренко – вне торговых точек и далеко за МКАДом, где «река по колено...

Читать далее

Постигая такое, что не хочется жить

Роман Джонатана Литтелла «Благоволительницы», быстро вошедший в список важнейших книг двадцать первого века и главных книг о Второй мировой войне, обычно принято сравнивать с «Войной и миром». На самом деле огромный том есть в чём сравнить с любой такой же толстой книгой в истории литературы, будь то «Улисс», «В поисках утраченного времени» или «Божественная комедия». Причём с последней — не столько потому, что читателю вслед за героем-проводником придётся пройти все круги ада, сколько потому, ч...

Читать далее

Бегство в жизнь, или Новая искренность

Когда в 1977 году Андрей Аствацатуров, внук великого Жирмунского, пошёл в первый класс, мне было 13 лет. Первая любовь, первые учителя, уколы, анализы, прочие переживания настигали каждого. Как и автора-героя «Людей в голом». Семидесятническое детство у всех похоже, узнавания миг радостен и абсолютен (вспомним явно биографические откровения героев академгородковца Олега Постнова в недавно изданном питерцами сборнике «Антиквар»). Аствацатуров – ребёнок и персонаж, одинокий человек, голый, ...

Читать далее