ул. Максима Горького, 78

+7 (383) 223‒69‒73 (торговый зал)

+7 (383) 223‒98‒10 (офис)

Режим работы с 9:00 до 21:00

Геннадий Прашкевич: «Главное в человеке – любопытство!»

Беседа с известным писателем, поэтом и переводчиком Геннадием Прашкевичем по поводу выхода в серии «Жизнь замечательных людей» его книги о Жюле Верне. Архивный материал (интервью взято в 2013 году).

Юрий Татаренко

– Можно ли сказать, хотя бы на примере Жюля Верна, что большой талант и трудная судьба взаимосвязаны?

– К сожалению, эта связь существует. Над каждым талантливым человеком непременно висит какой-нибудь дамоклов меч. И угадать, когда он на тебя обрушится, невозможно. У Жюля Верна были постоянные нелады с сыном, периодические ссоры с издателем; любимый племянник стрелял в него… Но всё это не помешало ему написать не только несколько отличных романов, но и подлинный шедевр, «Таинственный остров». Жюля Верна активно читали и продолжают читать во всём мире – «Капитан Гаттерас», «Путешествие к центру Земли», «20 тысяч лье под водой», «Дети капитана Гранта»… А в прошлом году в Париже вышел диск песен Жюля Верна!

– А есть ли писатели, чья жизнь оказала серьёзное влияние лично на вас?

– Могу назвать вам сразу несколько человек, которые, собственно и сделали из меня то, чем я сегодня являюсь. Прежде всего, это Иван Антонович Ефремов. Школьником я написал ему письмо, совершенно не надеясь получить ответ от знаменитого писателя. Но письмо от Ефремова пришло! Затем мы разговаривали с ним в Москве. И мне казалось, он задавал вопросы, как-то не соответствующие масштабу его личности.

Помню, он спросил меня, например, чем там закончилась история в семье Карениных. А я ничтоже сумняшеся ответил: «Да всё нормально. Анна Аркадьевна бросилась под паровоз, все занялись делами!»

Иван Антонович даже остановился от удивления, а после, помолчав, попросил, чтобы я, вернувшись домой, внимательно перечитал роман. Видимо, для Ефремова это был очень важный тест. Видимо, он решил, что если я чего-то не пойму, то со мной дальше дела иметь и не стоит. Но я понял. И после моего письма Ивану Антоновичу наша дружба длилась до самой смерти мастера.

Мне повезло быть знакомым и с Анной Андреевной Ахматовой. Когда у меня была трудная ситуация в жизни, она отправила в Новосибирск свою приятельницу, детскую писательницу Фриду Абрамовну Вигдорову, и та меня просто спасла.

Должен сказать, мне вообще везло на людей всю жизнь! С Аркадием Натановичем и Борисом Натановичем Стругацкими я дружил до последних их дней. Однажды я получил от Аркадия Натановича потрясающий совет. Когда в Новосибирске в 1983 году уничтожили тираж моего «Великого Краббена», а это ни много ни мало 30 000 экземпляров, я пребывал в жуткой депрессии. Печататься негде, надо искать что-то принципиально новое. И вот Аркадий Натанович посоветовал мне ни в коем случае не бороться за свою уничтоженную книгу (её всё равно не спасти, он знал это по собственному опыту), а писать новую! А пока ты пишешь, сказал он мне, один чиновник сопьётся, другого выгонят, третий проворуется – а там, глядишь, и сам режим рухнет! Так и произошло. Пока я писал «Теорию прогресса», и чиновники спились, и Советский Союз распался… И выяснилось, что для моих публикаций зажёгся зелёный свет…

46350

– А ныне вы, известный поэт и прозаик, стали автором нескольких биографий. Как пришли к этому?

– Я много читаю с детства, и ещё ребенком периодически задумывался, какой из себя в жизни был тот или иной писатель. А вплотную изучением биографий творческих людей я занялся лет тридцать назад. Сначала я написал большую книгу «Самые знаменитые поэты России» – от Ломоносова до Бродского. Сразу после неё выпустил том «Самые знаменитые учёные России», начиная с того же Ломоносова и заканчивая Сахаровым. А десять лет назад опубликовал книгу «Красный сфинкс», в которой собраны краткие жизнеописания русских и советских писателей-фантастов.
В «ЖЗЛ» вышла книга «Братья Стругацкие», написанная в соавторстве с Дмитрием Володихиным, теперь вышел «Жюль Верн». А ранее я выпустил книгу об одном из моих самых любимых писателей – Герберте Уэллсе. Сейчас работаю над биографией Рэя Бредбери. Думаю сдать её в октябре, если всё будет нормально. А следующая книга, наверное, будет о Станиславе Леме. Писатели, которых я перечислил – великие писатели! Писать о них безумно интересно. Изучая другую жизнь, ты в чём-то соотносишь её со своей.

– И что же нового вы узнали о Жюле Верне?

– У нас сложился такой, скажем, трафаретный образ. Известны биографии Жюля Верна, написанные Евгением Павловичем Брандисом, Кириллом Андреевым, в которых он выступал этаким бородатым романтиком, который не особенно много ездил по миру, а писал в своём кабинете, используя огромное количество книг, карт, отчётов путешественников. Многолетняя крепкая дружба с издателем, долгий счастливый брак – ну, просто идеальная биография! И когда «Молодая гвардия» предложила мне написать о Жюле Верне, я даже засомневался: есть ли смысл повторять то, что уже так подробно исследовано? Для начала я перечитал три собрания сочинений Жюля Верна. Скажу вам без ложной скромности: это подвиг. Зато у меня легко вышел первый вариант биографии знаменитого фантаста, – я написал её за несколько месяцев. К сожалению, Жюль Верн у меня оставался по-прежнему этаким советским трудолюбивым романтиком. Я был готов уже отправить рукопись в издательство, но что-то меня в этом тексте не устраивало. И тут мне друзья из Франции присылают огромное количество документов о тайной жене Жюля Верна, о его внебрачной дочери, переписку писателя с издателями – всё это нигде не публиковалось до 1972 года! И я понял, что без использования этих материалов выпускать книгу о Жюле Верне просто нельзя, иначе это был бы очередной томик про благонравного классика детской литературы. И я – с упорством Жюля Верна – заново написал книгу!

В книге «Жюль Верн» разрушается сразу несколько мифов. Скажем, с издателем Этцелем у писателя были весьма непростые отношения. Первый роман Жюля Верна, «Пять недель на воздушном шаре», отказались печатать 17 издателей, пока он не попал в руки Этцеля. Тот сразу понял, что на молодом авторе можно сделать хорошие деньги. И предложил Жюлю Верну договор: на протяжении 20 лет тот был обязан выдавать на-гора по три романа в год! И Жюль Верн подписал этот договор, хотя была опасность потерять его после второго его романа – «Париж в двадцать первом веке». Вот что писал Этцель, прочитав рукопись: «Дорогой Жюль, я, конечно, ожидал, что у вас ничего не получится. Но когда прочёл Ваш роман, то понял, что всё обстоит гораздо хуже. Вашу первую книгу быстро раскупили, и вы решили, что стали известны и теперь можете говорить всё обо всех. Но это не так…» Тут дело в том, что в своём романе Жюль Верн умудрился оскорбить всех живущих рядом с ним писателей, большинство которых были давними друзьями Этцеля! И молодому автору пришлось отказаться от публикации…

Ещё один крупный скандал связан с романом «20 тысяч лье под водой». Этцель отказался его печатать. В первом варианте книги капитан Немо был поляком и топил только русские корабли. Но Этцель не захотел ссориться с Россией, где на книги Жюля Верна был огромный спрос. В результате о том, что подводный мститель стал по национальности индусом, мы узнаём только в «Таинственном острове».
Теперь о личной жизни Жюля Верна. Он любил посещать художественные салоны и знакомиться с девушками, а на это нужны были деньги. На свадьбе одного своего друга в Амьене он встретил Онорину – молодую вдову с двумя детьми. Но уже через год после свадьбы Жюль Верн влюбляется в некую мадам Дюшень. Они встречаются тайком от своих законных супругов, Мари родила Жюлю Верну дочь. Но ситуация в семье скоро стала такой невыносимой, что возлюбленная Жюля Верна покончила с собой, бросившись в Сену. История имела продолжение – 20 лет спустя. Дочь написала своему биологическому отцу письмо, в котором (по действовавшему в то время закону) просила разрешения на брак. Но конверт вскрыл сын Жюля Верна, совершенно несносный Мишель – и закричал на весь дом: «Мамочка, а у меня, оказывается, есть сестрёнка!»

– А можно ли говорить о новаторстве писателя Жюля Верна?

– Безусловно. В совершенно блестящем романе «Таинственный остров» французский писатель дал нового героя – подобные литературные открытия свершаются раз в сто лет. Прежде героями европейских романов XIX века были мстители. Яркий пример – граф Монте-Кристо. И вдруг Верн создаёт своего инженера Сайруса Смита, попавшего вместе с друзьями на необитаемый остров. Не имея никаких инструментов, они создают их сами, а затем изготавливают оружие и взрывчатку, даже проводят электричество! Жюль Верн даёт понять: достаточно пятерых человек, чтобы обустроить большую территорию. Строители пришли на смену мстителям. Написав о человеке, способном не только выжить, не впасть в дикость, но и построить новое общество, Жюль Верн сразу стал величиной в литературе.

Ещё один необычный роман – «Замок в Карпатах». Он почти неизвестен в России, но в сущности он определил течение всей европейской прозы со второй половины XIX века до середины прошлого столетия. Известная философская парадигма: любовь небесная и любовь земная. По сюжету, в гениальную певицу влюблены добродетельный француз и довольно загадочный тёмный немец, которые сопровождают её на гастролях по всей Европе. И первая часть романа заканчивается описанием последнего выступления певицы, решившей выйти замуж за француза. Внезапно она умирает прямо на сцене. Трагедия. Другой писатель на этом бы и закончил. Но Жюль Верн написал вторую часть, совершенно необычную.

Лет через пять этот француз, путешествуя по Восточной Европе, натыкается в румынских Карпатах на мрачный замок. Он узнает, что живёт в нём какой-то странный немец, а время от времени из замка доносится божественное женское пение. Француз начинает думать, что знаменитая певица осталась в живых, спешит в этот замок, где сразу же слышит знакомый до боли вокал. И тут выясняется, что немец не просто слушал певицу, – он приобрел первый фонограф Эдисона и записывал гениальный голос своей возлюбленной. У него скопилась колоссальная фонотека, он готов предложить её любому человек: вот голос моей любимой, слушайте! А француз хотел только одного – поскорее затащить певицу в постель, сделать её своей женой, украсть у мира гениальный голос. Так какую же любовь считать земной, а какую небесной?

Почему Жюль Верн писал так много? Не только потому, конечно, что был связан договором с Этцелем. Он просто был невероятно любопытствующим человеком. Я вообще считаю любопытство главной чертой человека. Благодаря ей люди смогли высадиться на Луне и опуститься на дно океана, придумать атомную бомбу и устроить сексуальную революцию. Жюль Верн прекрасно понимал: без развития науки жизнь невозможна. Его великая заслуга в том, что он повернул литературу на современные рельсы. Да, Жюль Верн не сыграл такой социальной роли, в которой преуспели, скажем, Герберт Уэллс или Станислав Лем, но его сто томов «Необыкновенных путешествий» повлияли на многие подрастающие поколения, а значит, изменили мир.

– Держу в руках любопытное издание – «Книгу о Прашкевиче». Это что же, предвестник тома «ЖЗЛ» «Геннадий Прашкевич»?

– Не будем загадывать. Но книга вышла уже двумя изданиями. Я давно понял, что наша страна – самая удивительная в мире, любовь и ненависть в ней спонтанны. Моё дело – честно и упорно работать.

Добавить комментарий

© Капитал, 2018

Разработка сайта - A1PRO