Ленинградский Фотоандеграунд 60–80-х годов

Дорогие друзья!

Проект ФОТО → станция приглашает вас 29 мая (вторник) в 19:00 в литературную гостиную магазина КапиталЪ

Тема нашей очередной встречи:«Ленинградский Фотоандеграунд 60-80-х годов».
С сообщением по данной теме выступит Ковалевич Вячеслав.

Из аннотации к книге «Ленинградский фотоандеграунд. Альманах, № 185, 2007» , В. Вальрана:

«Независимая фотография, то есть фотография, которая не вписывалась в официальные каноны и не могла быть показана на выставках или опубликована в прессе, появляется в СССР в 1950-е годы. Официальная фотография в эти годы находилась под тотальным идеологическим контролем. Запрещалось снимать религиозные сюжеты («религиозная пропаганда»), обнаженную натуру («порнография») и социально острые сюжеты («идеологическая диверсия»). Цензура также отметала символизм, эстетизм и любые формалистические поиски и эксперименты в фотографии.

Фотографы 1950-х–1980-х годов, впрочем, как и художники, могли либо стать на путь конформизма — снимать в соответствии с идеологическими требованиями, либо отстаивать право на индивидуальную творческую свободу. В последнем случае снимки можно было показывать близким друзьям, но не было никакой возможности представить их широкой публике.

Собственно независимая художественная фотография, в отличие от официальной, но так же, как и живопись, музыка, литература андеграунда, расширяла территорию искусства, с одной стороны, за счет того, что фотограф снимал не то, что дозволено, а то, что он считал нужным, а с другой — фотографы искали новые формы, новые языки в искусстве.

Хотя каждый представитель андеграунда вырабатывал свой собственный индивидуальный творческий стиль, а не ставил себе политических и социальных задач борьбы с существующим строем, в конечном счете, оказалось, что их деятельность в совокупности была направлена на расшатывание и разрушение монополии и единообразия тоталитарной системы в сфере художественной культуры и социальной жизни. Никто не выдвигал политических требований — «Свобода творчеству!», «Свобода слова!» — но вели себя так, как будто бы эти свободы уже получили.

Вход свободный!