От детективов из других стран скандинавские образцы жанра, помимо места прописки, отличаются несколькими ключевыми чертами.

Во-первых, они выдержаны в гибельных тонах душевных потёмок. Иными словами, очень, очень мрачны. Сумрачная, тлетворная атмосфера ощущается почти физически. С неба тяжёлыми хлопьями падает снег, заметая изуверски изуродованные трупы — типичная картинка из скандинавских детективов.

Во-вторых, эти книги всегда посвящены социальным проблемам. Политики коррумпированы, полиция куплена, жёны и мужья изменяют друг другу, все как один несчастны, всё разваливается.

В-третьих, особое внимание в этих книгах уделено сексу. «Основной инстинкт» выступает тут не как выражение любви или способ получить удовольствие, а как бремя, которое каждый вынужден влачить; знак особенности. Сексуальные извращения, сексуальная неудовлетворённость и прочие проблемы на этой почве зачастую становящиеся катализаторами событий в скандинавских детективах.

«Жажда» Ю Несбё — как раз такой пример: по сюжету, Осло охвачен серией жестоких и странных убийств. На изнасилованных и обескровленных телах девушек видны следы железных зубов. Пресса уже успела окрестить новоявленного маньяка «вампиристом». За дело берётся известный сыщик Харри Холе.

Детектив с острым умом, известный в стране охотник за серийными убийцами, запойный алкоголик, нестабильный, неуравновешенный, циничный, брутальный, уязвимый. Холе долго вглядывался в бездну, и она, конечно же, вгляделась в него — он так же одержим, как и маньяки, которых он ловит.

Этой осенью герой впервые появится на большом экране в исполнении Майкла Фассбендера — в экранизации «Снеговика», седьмого и самого известного романа о Харри Холе. В начале «Жажды» мы видим его уже немолодым мужчиной, завязавшим со службой в полиции и алкоголем, наладившим личную жизнь и нашедшим хрупкую гармонию, ещё в предыдущем романе — «Полиции» — казавшуюся недостижимой. Но стоит на горизонте объявиться новому маньяку, как всё летит к чертям: срабатывает инстинкт охотника, и Холе снова выходит на тропу войны. Потому что настоящего маньяка может поймать только такой же безумец.

«Жажда» — одиннадцатая книга цикла. Если вы читали предыдущие десять, то с удовольствием встретите на страницах этой книги знакомых героев (среди которых — даже сам маньяк). Если не читали ни одной — ничего страшного. Парой штрихов автор способен обрисовать персонажей так, что всё про них будет ясно: характеры, цели, тени прошлого. При всей своей жути мир Харри Холе дружелюбен к читателю, окунуться в него можно с любой книги, и «Жажда», которая по популярности наверняка встанет в один ряд с тем же «Снеговиком» — отличный выбор. Вполне вероятно, что знакомство с этой книгой грозит новичку откровением: Несбё умеет растревожить неофита, поставив перед ним ряд актуальных и трудных вопросов.

Магистральная тема «Жажды» — «Тиндер» и свидания. В описанном Несбё мире щелчок уведомления о новом партнёре может стать роковым сигналом, а полутьма баров, где встречаются одинокие сердца, таит в себе опасность.

Однако, как загипнотизированные, люди тянутся друг к другу, ищут счастья на всю жизнь или удовольствия на одну ночь. Случайные связи столетиями исправно приносят плоды — нежеланных детей, растущих как сорная трава и в итоге образующих криминальную прослойку населения. Один из героев «Жажды», доктор, ратует за введение абортов, регулируемых на государственном уровне. Несбё, конечно же, не так категоричен: он никого не судит, но указывает на очередной нарыв, назревший за фасадом благополучной буржуазной жизни.

Впрочем, это самое мнимое благополучие из романа в роман всё громче трещит по швам: стоит прогреметь убийствам, как на пир слетаются стервятники-журналисты; среди полицейских находятся такие, кто готов за деньги сливать любую, даже непроверенную информацию о расследовании, не задумываясь о том, к каким катастрофическим последствиям это может привести. На фоне к этому стоит гул из разговоров о теракте в Париже, выборах в США, торнадо, вулкане. Смешно и в то же время зловеще звучит фраза «Зима близко!» из «Игры престолов», звучат здесь и The White Stripes, и Pink Floyd, раскрывая характеры героев. Насыщенная отсылками к актуальной политике и культурными аллюзиями проза Несбё — плоть от плоти наша с вами реальность. А то, что на этих страницах пьют кровь, заставляет задуматься о том, не пьёт ли кто нашу собственную кровь и не делаем ли этого мы сами.

Самым известным скандинавским автором пока остаётся Стиг Ларссон и его монументальная «Трилогия Миллениум» — но Несбё попросту значительно качественней пишет. Он в совершенстве владеет искусством литературного монтажа, искусно лавируя между сценами и героями, подкидывая читателю ложные догадки и скрывая настоящие намёки, постоянно сохраняя высокий градус напряжения. Стоит упомянуть что сам писатель — бывший футболист и локально известная в Норвегии рок-звезда. Зная эти факты, трудно удержаться от соответствующих сравнений: проза Несбё — как изящная и продуманная атака на ворота противника и как рок-сюита, радующая ритмическим и мелодическим разнообразием, но исполненная дистиллированного драйва.