«Мученик свободы» и «новый гладиатор»

Читать новую книгу критика Татьяны Москвиной — то же, что купаться в море в высокобалльный шторм. Опыт пловца не имеет значения в столкновении с яростной стихией: тело швыряет от волны к волне, в голове — растерянность. Иногда удаётся вынырнуть и глотнуть воздуха: в эти мгновения пытаешься разобраться, куда тебя унесло и где берег, к которому можно вернуться… «Культурные разговоры» — сборник избранных эссе и заметок Москвиной, опубликованных в «Аргументах недели» в последние шесть лет. Газе...

Читать далее

Драгоценный мусор Бориса Акунина

Борис Акунин выпустил очередной нон-фикшн — «Нечеховская интеллигенция». Об интеллигенции здесь совсем чуть-чуть, зато много любопытного и малоизвестного из разных эпох и географических широт. У каждого литератора есть своя копилка: фрагменты чужих мемуаров; занятные исторические сюжеты, откопанные в пыльных фолиантах; интересные, но нерастиражированные научные факты… Всё это богатство годами хранится в ящике стола и порой так и не находит применения в повестях и романах. Иногда писатель п...

Читать далее

Нашествие единорогов, или смысл смерти — в любви

Японский поклонник Франца Кафки начал новую книгу рассказов «Мужчины без женщин» с сюжета «Превращения», вывернутого наизнанку. Грегор Замза из жука превращается в человека. И это было бы мучительно, но спасла любовь. У прочих героев книги «мучительно» происходит без «бы». Для женщины любовь — потребность. Женщина видит в любви смысл жизни, мечтает о ней, ищет её, ждёт, на худой конец, придумывает. А на мужчин из книги Харуки Мураками любовь обрушивается внезапно и помимо их воли. Разбивает ...

Читать далее

Невыносимая усталость бытия

Сложно представить, что несколько веков назад на механических часах не было минутных стрелок. Жизнь мерили часами, днями и неделями, а более мелкие единицы времени редко брались в расчёт. Сейчас ситуация со временем и его нехваткой кардинально другая, и вместе со скоростью жизни растёт количество обязанностей и забот — следовательно, копится и усталость. К наиболее устающей категории человечества психологи и врачи единодушно относят женщин. Именно им адресовала книгу «Устала уставать» американск...

Читать далее

«Всех живущих прижизненный друг…»

К 125-летию Осипа Мандельштама московское издательство «Бослен» выпустило удивительную книгу. Её автор Михаил Сеславинский — руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям и страстный библиофил. Книга Сеславинского о Мандельштаме — книга о кумире. Автор любовно и тщательно собрал практически всю иллюстрированную библиографию Мандельштама, включая не только книги поэта, но и альманахи, сборники, журналы и газеты, автографы. Мы с Сеславинским — люди одного поколения и сх...

Читать далее

Похороните меня в мандаринах

В новых сборниках современных писателей показаны две стороны медали одного и того же явления, будь то новогодние ожидания или материнская любовь. У поколения, заставшего социализм, Новый год ассоциируется непременно с ёлкой, шампанским, мандаринами, салатом оливье. Но всегда, вне зависимости от эпохи, Новый год ассоциировался с исполнением желаний: говорят, под Новый год что ни пожелается… Об этом, казалось бы, и должна быть книжка новогодних историй, иначе какой смысл её издавать. Но, как гово...

Читать далее

Разморозь себя сам

«Любовь. Секреты разморозки» Марины Комиссаровой — книга, на мой взгляд, удивительная. Едва выйдя в аналоговом формате, она мгновенно стала бестселлером без необходимости дополнительной рекламы книгопродавца. Первое, что удивляет: книга рождена по мотивам блога автора, и для Комиссаровой стала первым изданием. Блоги — современное обиталище авторов публичной дистрибуции информации, чаще всего в независимой манере. В интернете сейчас можно быть популярным политическим оппозиционером, модной кри...

Читать далее

Между собакой и волком

В биологии есть понятие об инвазивных видах. Это виды, которые переселяются в географическую область, где прежде не обитали. Звучит довольно безобидно, но такие животные могут сильно влиять на окружающее пространство, иногда даже полностью уничтожая целые виды и меняя экосистему. Если в лесу появляются волки — они начнут убивать оленей. Исчезнут олени — начнут разрастаться кусты и деревья, реки потекут по новым руслам, одно изменение повлечёт за собой десятки других. Экологи считают инвазивны...

Читать далее

Поговори с отцом: вторая книга Дэвида Духовны

Лето 1978 года, Нью-Йорк. 32-летний Тед работает продавцом арахиса на Янки-стэдиум. На самом деле он, выпускник Колумбийского университета, собирается написать великий американский роман, но престижный диплом отчего-то не помогает ни в трудоустройстве, ни в творчестве, ни в общении с людьми, особенно с девушками. Непутёвый неудачник, на стадионе Тед чувствует себя более-менее неплохо: «с годами он довёл неловкие броски до восхитительной точности балаганной пушки», «неизменно попадал в ладонь, во...

Читать далее

Недостижимость рая

«Безгрешность» — пятый роман Джонатана Франзена, бытописателя современной Америки, переведён и издан в России этой осенью. Клеймо «великого американского романиста» и настойчивые сравнения романов Франзена с произведениями Толстого заведомо обеспечили «Безгрешности» пристальное внимание со стороны читающей публики. Хотя действие романа и охватывает достаточно большие временные (от послевоенной Германии до нынешнего дня) и пространственные (от ГДР и США до Белиза и Боливии) пласты, до эпичност...

Читать далее

Банальность зла

Десять лет назад, осенью 2006 года, появился роман Джонатана Литтелла «Благоволительницы», который с последовательностью инженера показывал, что жестокость и безжалостность скрываются в любом человеке. Максимилиан Ауэ, рассказчик «Благоволительниц», был свидетелем и соучастником чудовищных преступлений, но больше всего читателя пугала его заурядность. Оказалось, что воевали в немецкой армии не фанатики и садисты, а нормальные, в общем-то, люди, с которыми в другой ситуации не грех пропустить по ...

Читать далее

Тётушкина болтовня

Вот уже десятый год наступление осени в России для некоторой её части — это ещё и выход свежего романа Виктора Пелевина. Правда, последние семь лет лично для меня это как встреча с дальней тётушкой, которой ты радовался, когда был помладше, но вот подрос, и восторга от её приезда уже не испытываешь, хотя в глубине души продолжаешь его ждать. Иногда я представляю, как весь год писатель, запершись в тёмной комнате, сутками мониторит фейсбук, твиттер, комментарии на новостных сайтах, чтобы собра...

Читать далее