Новая книга Анны Матвеевой «Горожане» как личное переживание места под названием Екатеринбург

Анна Матвеева вместе с Алексеем Ивановым и Игорем Сахновским вполне успешно представляют Екатеринбург на российской литературной сцене. Все трое попадают в длинные и короткие списки главных национальных литпремий, печатаются в крупных издательствах, участвуют в книжных ярмарках, да и пишут в последние годы весьма активно.

Вот и 350-страничная книга Анны Матвеевой, выпущенная в “Редакции Елены Шубиной”, стала вторым большим изданием писательницы за 2016 год. Её «Горожане. Удивительные истории из жизни людей города Е.» — это девять новелл и восемнадцать героев, оформленных в подобие плутарховского «Сравнительного жизнеописания». Но если античный автор показывал портреты выдающихся людей древнегреческого полиса, то Матвеева рисует через образы известных екатеринбуржцев родной (и любимый) город.

Город, где будущий великий график Виталий Волович голодает, мёрзнет и мечтает стать рыцарем, слушая в местной опере эвакуированного из Ленинграда Яна Вутираса — тыловой Свердловск, где всё для фронта и всё для победы. Город, где Павел Бажов и Георгий Жуков засиживаются за ужином допоздна, играя в шашки, выпивая и откровенничая о том, какими дорожками вывела их жизнь сюда, на Урал. Город, где будущий первый губернатор Свердловской области и идеолог «Уральской республики» Эдуард Россель стремится в небо, подобно испытателю реактивных самолётов Георгию Бахчиванджи, а становится одним из самых интересных региональных политиков страны. Город, где инженер Николай Ипатьев в 1918 году съезжает из своего дома у Вознесенской церкви, оставляя его для чекистов, а спустя шестьдесят лет Борис Ельцин отдаёт указание снести этот дом.

Анне Матвеевой мастерски удаётся парой фраз набросать портрет героя и фон, на котором происходит его жизнь. У того же Воловича Свердловск детства — бело-серый, графичный, а здание театра похоже на коробку из-под торта. На сломе эпох живёт молодой поэт Женя Ройзман, и его судьба преломляется, взлетая от тюремной камеры до мэрского кресла. Комсомольская стройка и винил, купленный из-под полы (вместе и никак иначе), делают из Владимира Шахрина лидера культовой отечественной рок-группы.

Пары для каждой главы выбраны на первый взгляд произвольно, и ни в какую систему книгу не организуют. Но стоит чуть вчитаться, как логика повествования заметно стройнеет. Главные художественные герои Екатеринбурга 1990–2000-х — драматург Николай Коляда и уличный художник Б.У.Кашкин объединены вместе по причине любви к мелочам жизни — главному источнику творчества. Градоначальники Василий Татищев и Евгений Ройзман с разницей в двести с лишним лет несут на себе бремя власти. В других очерках решающим фактором связки становится время — послевоенный Свердловск или постперестроечный Екатеринбург. Но везде скрепляющим материалом оказывается место действия — тот самый город Е.

При этом автор не досконально исследует биографию того или иного героя, а от главы к главе меняет ритм и тональность повествования.

Дружба сказочника Бажова и маршала Жукова описана как встреча персонажей совсем уж мифических масштабов.

А историю своего деда-минералога и отца-лингвиста Матвеева подаёт в сухой, несмотря на родственные связи, манере. И исследование Константином Матвеевым камней, а Александром Матвеевым слов становится у писательницы сутью и точной чертой уральской литературы. Бажов ведь тоже писал сказы о самоцветах да камнях драгоценных.

Своей книгой Анна Матвеева продолжает «городскую тему»: в недавнем сборнике рассказов «Лолотта» все девять историй так или иначе были связаны с Парижем. И не только тем, что столица Франции. Герои Матвеевой оказываются то в екатеринбургском кафе «Париж», то в жилом комплексе крупного города с таким же названием, а то и в одноимённом поселке Челябинской области. И так Париж становится всё более эфемерным, превращаясь в мечту о счастье и любви «где-то там». В «Горожанах» повествование замыкается на Екатеринбурге-Свердловске (и снова Екатеринбурге), и мечты сбываются именно здесь.

За последнее время обращение к недавнему прошлому города среди екатеринбургских авторов стало признаком хорошего тона.

Первым на ум здесь, конечно, приходит «Ёбург» Алексея Иванова, залихватская и напористая книга о том, как эпоха девяностых превратила закрытый полувоенный город-завод в один из самых ярких и бурлящих центров постсоветской России. Менее известный «Город „Бург“» Сергея Платона представляет собой «необъективный» гид по Екатеринбургу — общей тканью стала прогулка по городу в течение одного дня с круговоротом локальных мифов, сплетен, историй в стиле genius loci.

В 2016 году исследователь местной рок-музыки Дмитрий Карасюк выпустил монументальную двухтомную энциклопедию-летопись свердловского рока, разыскав чуть ли не всех участников событий. В издательстве «Кабинетный учёный» подготовили большой труд о местной писательской среде «Екатеринбург литературный», авторы которого пытаются также всесторонне объять феномен локальной литературы.

К этому стоит добавить, что в самом начале 2000-х брат писательницы, Андрей Матвеев написал полудокументальный-полухудожественный роман-эссе «Live Rock’n’Roll. Апокрифы молчаливых дней», где о героях русского рока от Сергея Курёхина до Владимира Шахрина рассказывалось в психоделической керуаковской манере.

И все же чаще всего «Горожан» сравнивают именно с «Ёбургом».

Точек пересечения действительно много: и Матвеева, и Иванов представляют одно поколение российских писателей, а список главных персонажей почти полностью упоминается и в той, и в другой книге.

Некоторые сюжеты (о беспризорнике Росселе, ставшем губернатором, или о Ельцине, отдавшем постановление о сносе дома, где убили последнего русского царя) могут и вовсе показаться пересказом городских легенд. Впрочем, это вопрос не к авторам, а к скудости этих самых легенд в Екатеринбурге. Но если Иванов рассказывает новейшую историю России на примере отдельно взятого города, то Матвеева рисует читателю город через портреты его жителей, живущих здесь и сейчас.

От этого — глубокий личный взгляд, рождающий интимные и душевные интонации в тексте. Матвеева любит Воловича, Неизвестного, Росселя, Шахрина, даже Василия Татищева (пусть он жил в XVIII веке, в то время как почти все остальные персонажи — её современники) — и своим тактичным слогом, вкрадчивой манерой влюбляет в них и читателя.

И несмотря на то, что герои Матвеевой выглядят большей частью героями городского масштаба (за вычетом Ельцина, Жукова и некоторых других), это не делает «Удивительные истории из жизни людей города Е.» книгой для внутреннего потребления. Она не только для города Е. И не только про Ёбург. Она о лице города и том, что лицо это создают живущие в нём люди.