ул. Максима Горького, 78

+7 (383) 223‒69‒73 (торговый зал)

+7 (383) 223‒98‒10 (офис)

Бонусная программа

Денис Гуцко: «Писатель — это стиль»

Прозаик из Ростова Денис Гуцко, автор книг «Русскоговорящий», «Покемонов день», «Домик в Армагеддоне», «Бета-самец», лауреат «Русского Букера-2005», в феврале приезжал в Новосибирск. Мы поговорили с писателем, успевшим поработать всеми — от менеджера по продажам и охранника в банке до завхоза и сапожника — об ипотеке, списках для чтения и кубинской сальсе

Юрий Татаренко

— Вы работаете как в малой форме, так и пишете романы с повестями. Что вам ближе?

— Писать рассказы очень люблю. Скоро буду читать курс короткой прозы для магистрантов ЮФУ и РГТУ: новость, пресс-релиз, пост, блог, рассказ. Разные жанры объединяет одно: небольшой текст должен быть ярким и насыщенным.

Если писать, не утруждая себя работой над словом, могу выдавать ежедневно до десяти страниц в день. Но я считаю, что писатель — это стиль. Литература начинается с тонкостей. Когда читатель ахает и перечитывает строчку — вот это и есть настоящая проза! В этом случае ты ищешь тонкости, работаешь медленно, пишешь за день не более трёх страниц. Вообще, на небольшой рассказ уходит больше внутренней работы, чем на десять страниц романа. Хотя всё очень индивидуально. Один рассказ я написал за ночь, а какие-то не поддаются месяцами. А бывает так: рассказ не пошёл — но и не отпускает! И ты дальше просто не можешь работать.

В последнее время думаю, что сейчас пишут в расчёте на премии. Потому что иначе никак не выбиться в люди. Вынужден констатировать: литературная система у нас устроена не очень здорово. С одной стороны, кто нынче не писатель? С другой, должны быть условия, чтобы те, кто себя уже зарекомендовал, могли писать и не думать о копейке насущной.

Несколько лет назад прочёл у Михаила Шишкина фразу: «Год прошёл неплохо: я немножко работал и много писал». Эта формулировка врезалась в память. Именно так и следует жить писателю.

Но я вынужден больше думать о хлебе насущном. Последние месяцы я, как среднестатистический россиянин, всё больше занят мыслью о том, где бы заработать, чтобы выплачивать ипотеку.

— Но ведь ваши книги регулярно издаются и неплохо продаются?

— А какие тиражи? Полторы-две тысячи — отсюда и смешные гонорары. В современной отечественной литературе — как в спорте: либо ты бьёшь рекорды, либо остаёшься на любительском уровне.

— Неплохие деньги приносят права на экранизацию книги!

— Один кинорежиссёр заинтересовался моим «Бета-самцом», я не против. Но пока с фильмами по моим текстам что-то не складывается. Видимо, я не умею писать так, как нужно современной киноиндустрии. Мне говорят: напиши о том, как герой продаёт свою почку — это было бы самое то!

Думаю, кино, подобное «Осеннему марафону», сегодня просто не может появиться. У Данелии показан человек, который никак не может кардинально изменить свою жизнь. Сегодня же кино нещадно эксплуатирует коммерческие темы и сюжеты.

— А вас не привлекает идея написать сценарий боевика или исторической саги?

— Правильно ответить: конечно, да! Но пока я не включился в какой-либо сюжет до такой степени, что готов засесть за сценарий. Обычно писателя что-то цепляет, фантазия включается, и пошла работа! Писательство — способ проживания жизни, это переработка жизни в текст. Поэтому порой начинаешь писать, чтобы прожить какую-то тему — по-настоящему.

— Что вас занимает помимо литературы?

— Увлекаюсь социальными танцами, кубинской сальсой. Ростов, чтоб вы знали, это столица сальсы в России. Сальса — красивый, уютный мир. Танцы учат быть предсказуемым — твой партнёр должен понимать, что происходит.

— А как формируется ваш список для чтения?

— В последнее время я мало читаю. И уже перестал этого стыдиться. Но всё же считаю, что пишущему человеку необходимо много читать. Заметил, что шедевральные рассказы сплетаются в гипертекст — перекликаются, как киты в океане. Предлагаю своим студентам прочесть три рассказа подряд: «Чистый понедельник» Бунина, «Фрэнни» Сэлинджера и «Володя большой и Володя маленький» Чехова — между ними очень интересные связи!

Из современной прозы читаю в основном то, что на слуху. «Колыбельная» Владимира Данихнова, «Вера» Снегирёва, «Немцы» Терехова — всё это примеры прекрасной работы над словом. Книга с чудесным послевкусием — «Письмовник» Шишкина. Не могу не отметить и великолепную прозу Водолазкина. Сильное впечатление произвела недавняя подборка рассказов Ольги Гришаевой в журнале «Волга».

За современной поэзией следить не успеваю. Люблю творчество Нади Делаланд, Веры Павловой, Владимира Козлова.

© Капитал, 2017

Разработка сайта - A1PRO