Одна женская биография в истории авангарда

Первая в Советском Союзе — после 1920-х годов — персональная выставка знаменитого авангардиста Эль Лисицкого прошла в 1967 году в Новосибирске — в Доме учёных Академгородка. Книга Ингеборг Приор «Завещание Софи. От Ганновера до Сибири. Трагическая история Софи Лисицкой-Кюпперс и её похищенных картин», вышедшая в новосибирском издательстве «Свиньин и сыновья» в 2016 году и попавшая в топ-лист международной ярмарки интеллектуальной литературы Non/fiction (2016), повествует о судьбе жены Эль Лисицкого, активно участвующей в организации той самой персональной выставки художника.

История жизни Софи Лисицкой-Кюпперс сложна, трагична и чрезвычайно интересна. Собирательница коллекции выдающихся произведений современного искусства, конфискованных впоследствии нацистами, талантливый организатор галерей и выставок авангардистов — от Кандинского и Мондриана до Пауля Клее, помощница своего первого мужа — искусствоведа Пауля Кюпперса и вдохновительница второго — Эль Лисицкого, поддерживающая его в творчестве и быту.

Эта замечательная женщина прошла через счастливые годы расцвета культуры и авангардизма в Германии, трудные предвоенные годы в Советском Союзе, куда Софи уехала вслед за мужем-архитектором, а затем была отправлена во время войны как немка в ссылку в Новосибирск. Где, невзирая на нищету, безработицу и голод, сохранила свою личность, вырастила талантливого сына, вела кружок рукоделия в новосибирском доме культуры, написала монографию о творчестве Эль Лисицкого и организовала его выставку.

Биография Софи Лисицкой-Кюпперс, описанная в книге Ингеборг Приор, в какой-то мере параллельна географии её жизни. Не случайно в названии сказано: «От Ганновера до Сибири».
Мы видим Германию 1910–1920-х годов, перед нами мелькают немецкие города: Ганновер, Мюнхен, Берлин… И авангардистская культура предстает объёмно и ярко. В книге рассказано об Обществе Кестнера, созданном в Ганновере, — объединении, которое поддерживало немецких импрессионистов и экспрессионистов, фовистов и кубистов, членов групп «Мост» и «Синий всадник». Художники со всего мира — из Франции, Голландии, Швейцарии, Румынии, России — собирались здесь и были счастливы беседовать друг с другом, пировать в бесконечных разговорах об искусстве. Так Софи Кюпперс познакомилась со своим вторым мужем Эль Лисицким. Именно здесь в 1923 году она предложила устроить его выставку.

Но «праздник культуры» во второй половине 1920-х в Германии был уже невозможен. Начались гонения на евреев — художников, писателей, профессоров, — одним словом, интеллигенцию. Фашистское правительство назвало авангардистское искусство «дегенеративным», «вырожденческим», поэтому конфисковывало, продавало за бесценок и уничтожало лучшие картины.

Рувим Лисицкий, Эль Лисицкий, Софи Лисицкая-Кюпперс, Дзига Вертов ©

А Лисицкий между тем «в радужных красках расписывал» Софи Кюпперс «жизнь в Москве». И читателю открывается новое пространство — советская Москва, в которой ещё жила надежда на праздник искусства и вдохновения. Талантливый архитектор горел новыми проектами и новыми идеями, был полон энтузиазма, подрабатывал фотохудожником, оформлял грандиозные советские выставки.

Ему казалось, что он может изменить мир.

Софи приехала к нему и приняла Москву, несмотря на жизнь в коммунальной квартире и неустроенность быта. Вплоть до самой смерти Эль Лисицкого Софи всегда была рядом: поддерживала его в болезни, во всех планах и творческих порывах — в подготовке иллюстрированных изданий, в оформлении павильонов на советских и зарубежных выставках.

Однако конструктивизм и абстракционизм, наполнявшие жизнь и творения Эль Лисицкого, «были для сталинского режима всё равно что бельмо на глазу, признавался только соцреализм». Поэтому, когда художник умер от туберкулёза, никакой поддержки от правительства его вдова получить не могла. А с началом войны её и вовсе отправили в ссылку — в далёкий Новосибирск.

Третья часть книги посвящена сибирской ссылке Софи Лисицкой-Кюпперс, покинувшей столицу вместе с маленьким сыном и вынужденной поначалу зарабатывать на жизнь трудом уборщицы. Позже Софи учила девочек рукоделию в доме культуры, рассказывала им о художниках и городах, о мире и искусстве. Несмотря на то, что снова в Германии ей всё-таки удалось побывать, окончательно уехать на свою родину, чтобы быть похороненной рядом с первым мужем Паулем Кюпперсом, Софи так и не смогла. Ныне Софи Лисицкая-Кюпперс покоится на Заельцовском кладбище.

Но Ингеборг Приор не закончила на этом свою книгу: она написала о судьбе коллекции замечательных картин авангардистов, собранной Софи в Германии, коллекции, которую она оставила на хранение. Картины из этой «папки» впоследствии были конфискованы, украдены, распроданы — что-то пропало, было перекуплено, что-то было уничтожено. Сын Софи и Лисицкого Йен вернулся в Европу, чтобы найти эти картины. Этой практически детективной истории поисков и посвящена последняя часть книги — «постбиографии» Софи Лисицкой-Кюпперс, её «завещанию».

Главная героиня повествования оказалась связанной с нашим городом, она принесла сюда дух европейской культуры и тяги к авангардному искусству. А в феврале 2015 года Эль Лисицкий вновь оказался в новосибирском Доме учёных: в Зимнем саду было представлено 12 лучших работ Международного архитектурного конкурса «Миры Эль Лисицкого». Конкурс на проект open-air площадки в Новосибирске проводился в два этапа. В первом этапе (2013) приняло участие около 200 работ из 43 стран мира. Конкурсантам второго этапа (2014) предлагалось создать новое общественное пространство — open-air площадку у молодёжного театра «Глобус». Шорт-лист лучших работ и был представлен в Доме учёных.

Судьбы галеристки и искусствоведа Софи Лисицкой-Кюпперс и знаменитого художника и архитектора Эль Лисицкого оказались вписанными в страницы истории сибирского авангарда. Конструктивистские и супрематические полотна были представлены на выставке в годы полного господства соцреализма. Так протянулась ниточка между 1920-ми–1930-ми годами и 1960-ми, между миром прежним — становления авангарда и миром новым — его возрождения и открытия.